Фонд Головина, Евгения Всеволодовича
 
Обновления Труды  
GOLOVIN.EVRAZIA.ORG  

Антураж, Фон или Нечто Малопонятное

01.01.1999
Версия для печати  

Ослепительность настурций удивляет и возбуждает проблему фона. Разумеется, яркость этих цветов презирает сиротливость чахлой травы, но самодостаточна ли жизнь изолированных настурций?

Изолированных в каком смысле? У раннего Готфрида Бенна есть стихотворение о хирурге, что оперирует пьяного возчика. Разрезав грудную клетку, хирург на прощанье вставляет в эту "вазу" цветок и говорит: спи спокойно, маленькая астра. Является ли подобная грудная клетка "фоном" для цветка? Если не фоном, то: питательной средой, приятным окружением, драстическим колоритом или кулисами данной астры?

Вернемся к логике настурций. Художественная энергия хочет настурциям добра. Что такое "добро" в таком контексте? Мы идеально относимся к настурциям, хотим поместить в хорошую обстановку, придать соответствующий антураж. Вспомним тривиальное сравнение: пожилой и богатый сообщает красивой девице: вы, мадмуазель, суть бриллиант, требующий драгоценной оправы. Почему? Если красивая девица самодостаточна, зачем антураж, можно приходить в гости в ее грязную халупу. Нет. Богачом движет художественное чутье, его, вероятно, подсознательно, терзает проблема взаимозависимости девицы и ее фона. Но мы в отличие от него, не просто позитивно, а восторженно относимся к настурциям, требующим, как мы чувствуем, не драгоценного, а исключительного антуража.

Мы умножаем эпитеты касательно окраски настурций и рассуждаем: насыщенно-апельсиново-цикламеново-интенсивное приближение к цвету настурций возбуждает проблему фона, допустим, воображаемого, пусть настурции=звезды плавают в сапфирово - нервной небесной глубине. Так. Но звезды и сами по себе удивляют и возбуждают. Малларме дал своему сонету интерпретацию, по обыкновению весьма отдаленную: представьте ночную пустую комнату, на полу - зеркало, в зеркале отражается Большая Медведица. Никого более и ничего. Является ли зеркало "фоном" созвездия, или, напротив, созвездие - фон опрокинутого зеркала? Трудно сказать. Вопрос относительно фона весьма сложен и мы не будем пытаться его разрешить. Можно ли вообще разрешить какую-либо проблему? Понятие основано следующим образом, сказал Хайдеггер в лекциях о Ницше: то, что оно понимает, есть мера и путь вопроса.

Для греков идея фона была одной из основных, материнским началом, проявляющим и рождающим объект. Греческая культура, в сущности, желала сделать каждый объект объектом художественным, артефактом, собственно говоря, греки и видели в этом смысл жизнепроживания и А.Ф. Лосев, вероятно прав, утверждая, что для греков религия, философия, нравственность сводились к эстетике. Для проявленности чего-либо соответствующий порождающе-воспитательно-иатеринский фон необходим первично. Это санкционировано теогонией. К примеру, манифестация богов обусловлена т.н. фанетией: когда первоначальный бог Фанес растворился, осталась фанетия, т.е. атмосфера, необходимая для теофании - божественного присутствия.

Таким образом, "нечто", пусть сие называется атмосферой, антуражем, "пейзажем, на фоне которого", женским платьем, "на фоне которого" брошь, бумагой для рисования, молчанием для музыки, сиреной для бомбардировки, это "нечто" суть питательная среда. Какова роль артиста в данном процессе? Здесь античный взгляд резко отличен от современного. В античном смысле артист - связующее звено между материей-молчанием-белизной-пустотой и проявлением объекта = артефакта. Артист ни в коем случае не творец, но распознаватель и маэвтик, т.е. акушер: он угадывает substantialis forma latens in materia, субстанциальную скрытую форму в материи и помогает ей проявиться. В глыбе мрамора таятся Зевс или Венера, в дереве - фавн, терракота хочет стать амфорой. Акушер скромная, весьма скромная роль.

Равным образом, человеку надоела роль игрушки богов и он сам захотел стать богом. Так возникла "гениальность" в искусстве: артист, считая, что небесный сперматический эйдос рождается в его голове, принялся "оплодотворять" материю - еще боговдохновленный, возбужденный музами. Еще Делакруа тщательно разрабатывает фон "Похищения Ревекки", еще для Уистлера фон - главное в "Ноктюрне в черном с золотом", но уже появились музеи, буржуазным устроителям которых сугубо плевать на идею фона. Упования этой торгашеской цивилизации - собрать в музее картин побольше и подороже, в зоо или ботаническом саду - зверей и растений побольше и подороже. О светлых грезах большинства современных артистов даже думать не хочется.

Деградация пятилепестковых настурций в американские звезды.

1999, Евгений Всеволодович Головин

Комментарии
Комментарии отсутствуют
 
 

Rambler's Top100
 
  Обновления | Труды | Форум  

Ссылки на дружественные сайты